Нелегкая доля, разделенная на двоих

Семья Фриауф жила в селе Гулькевичи Краснодарского края в небольшом домике, село было большое, работы хватало – и сахарный завод, на котором работала мама Елена Христиановна, и комбикормовый завод, и мукомольный. А какая там земля! Всё росло, что ни посадишь, рядом протекала река Кубань,..

28 августа 2010 года исполняется 69 лет с момента начала депортации российских немцев, и с каждым годом всё меньше остаётся тех, кто перенес все тяготы гонений, видел, помнит.

Своими воспоминаниями о пережитом делятся сёстры Фриауф – Вера Ивановна (Лейман) и Лидия Адамовна (Холвик). Сразу поясняют, почему у них разные отчества – в Сибири потеряли документы, и старшей – Вере – дядя Иван Фриауф отдал документы своей умершей дочери Марты. Живёт Ивановной. Конечно, можно стать и Адамовной, но это через суд, а силы для тяжб уже не те.

friauf1Семья Фриауф жила в селе Гулькевичи Краснодарского края в небольшом домике, село было большое, работы хватало – и сахарный завод, на котором работала мама Елена Христиановна, и комбикормовый завод, и мукомольный. А какая там земля! Всё росло, что ни посадишь, рядом протекала река Кубань, недалеко располагались ещё несколько посёлков. В Гулькевичах жили люди разных национальностей, поэтому на русском языке говорить умели все, что и помогло в дальнейшем. Отец умер перед войной, вспоминает Вера Ивановна, работал трактористом и на ночной пахоте сильно повредил руку, сразу помощь не оказали, поэтому лечился долго, месяца 4. И вроде поправился, но умер дома совершенно неожиданно. Хорошо помнит, как отец обнимал своих детей, а их было трое – Вера, Лида и совсем маленькая Аня, и говорил: «Какие вы у меня хорошие».

Однажды в воскресное утро мама, Елена Христиановна, собралась с другими женщинами на базар в соседний посёлок, но оказалось, что Гулькевичи окружен вооружёнными солдатами, тогда-то и объявили недоумевающим людям, что им надо на 2-3 дня из посёлка уехать. Дали немного времени на сборы. Кто-то сообразил, что выселение 2-3 днями не обойдётся, и стал собирать вещей побольше, у кого был скот – спешно его колоть, заготавливать мясо в дорогу. Мама собрала что могла, свинью дядя помог зарезать, натушила мясо, жиром его залила, немного постели, вещей приготовила. Много не взять – Вере 8 лет, Лиде – 5, Аня ещё грудная, помощи от них немного. Грузили людей в телячьи вагоны ночью со станции Гирей, и некоторые ещё верили, что и вправду на 2-3 дня уезжают, но когда стали проезжать мимо брошенных безлюдных деревень, не убранных полей, уже так не думали. Посмеиваясь, Лидия Адамовна рассказывает, как видела несколько обезьян, добывающих кукурузные початки. Как они попали на кукурузные поля? Наверное, сбежали откуда-то среди военной неразберихи.

friauf2До сих пор и Вера Ивановна, и Лидия Адамовна помнят ужас, который их охватил, когда над стоявшим эшелоном стали кружить самолёты. Люди кричали, бежали, падали, но бомбы были сброшены чуть дальше, на железнодорожные пути, разрушив их. Простоял их состав на этой станции около двух недель, люди питались с полей семечками, кукурузой. Маленькая Лида потерялась – эшелонов было много, помнит, как русский солдат, посадив её на плечи и велев звать маму, обходил все стоящие вагоны, много вагонов. Удивился, когда она стала с ним говорить на русском языке. Терялась она два раза и в обоих случаях помогали найти своих русские солдаты. Вера Ивановна раз тоже едва не отстала от своего поезда.

Ехали до места назначения долго, около трех месяцев, на остановках копали в полях мороженую свёклу, картошку. И чем дальше забирались от дома, тем холоднее становилось, поэтому на каждой станции люди пытались отыскать что-то, чем можно было протопить вагон. Чаще всего это были деревянные щиты, мужчины иногда на ходу выскакивали из вагонов за ними. Вера на одной из станций тоже решила добыть дров, да только щиты обрушились на неё и находившегося рядом мальчишку, сил у обоих выбраться из-под завала не было, а поезд уже тронулся. Повезло, что какой-то мужчина их разглядел, выскочил на ходу, вытащил детей за шкирку из завала и забросил как котят в тамбур последнего вагона.

Вера Ивановна хорошо помнит старый маленький вокзал на станции Чаны, где их высадили. Вышли из вагонов, а снег – по пояс, холодно, все в резиновых калошах, лёгкой одежде. Семью определили жить далеко от Чанов, в село Александровка, находящееся на границе Барабинского района. Хорошо, что жители деревни приехали за ними на лошадях, с полными санями сена, тулупами, поэтому доехали не замёрзнув. Поселили всех родственников, пять семей Фриауф в дома, по две семьи. Елену Христиановну определили работать на скотный двор, сразу дали на питание центнер «зерна» – одни семена полыни, зёрнышки можно было пересчитать по пальцам. Но прожили в этом селе недолго – от голода дети стали пухнуть, местное население голодало тоже, погибал голодный скот, не успеет скотина упасть – люди растягивают по кусочкам на еду. Единственную мамину юбку и красивый кашемировый платок выменяли в селе Таган на еду. Поэтому отправилась мама с дядей искать новое место жительства. То, что они отсутствовали около недели, помнит уже и Лидия Адамовна. Страшно было – ни дров, ни еды, Вере, как старшей, приходилось и милостыню ходить просить, и дрова добывать. Обвяжет ножки тряпочками, калоши верёвочкой привяжет, чтобы не потерять в снегу и идёт в лес. Как прожили эти дни? Вера Ивановна плачет:

– Ещё и маленькая Аня с нами была. Хорошо, что мама нашла работу сторожа на Чановском мясокомбинате и приехала за нами. Управляющий дал лошадь с санями перевезти семью. Вообще этот человек дважды помогал маме избегать трудармии, да и часто мы встречали отзывчивых людей. Как-то мама ноги сильно обморозила, пузыри вздулись и одна татарская семья, державшая гусей, специально одного заколола, нутряным жиром ноги ей мазали. Но однажды ночью за ней пришли милиционеры и забрали в трудармию, мы уже жили на базе для скота, принадлежащей мясокомбинату за 8 км от Чанов. Мама сторожем работала и за скотиной ухаживала. 3-4 дня жили одни, страшно, вокруг волки ходят, потом управляющий прислал на мамино место тётю Амалию, знаем про неё только, что она сбежала из трудармии и скрывалась. Она меня и надоумила, – вспоминает Вера Ивановна. – Идти в райсобес и просить определить Лиду с Аней в детский дом. Тогда в трёх деревнях недалеко от Чанов детские дома располагались, человек по 400 детей было в каждом, все переполнены. Девочек не брали, и тогда я их оставила в кабинете райсобеса, а сама ушла. Тут и Вера Ивановна, и Лидия Адамовна плачут, тяжело вспоминать.

– Всегда были вместе, а вот пришлось на 3 года расстаться, – рассказывает Лидия Адамовна.

Ей даже повезло, что попала в детский дом – пошла в школу! Сытно, конечно, не жили, но спали на чистой постели, праздники проводили для детей, занятия. Вера опять же навещала, приносила гостинцы – маленькие кусочки шкварок. Младшая Аня постоянно болела, её увозили лечить в Бердск, Барлак, и Лида, помнив наказ старшей сестры – никогда не разлучаться – хитрила, расцарапывая себя до крови, жалуясь на приключившуюся с ней болезнь. Добивалась своего, увозили на лечение их всегда вместе. – Маме не сразу нас отдали, меня хотели отправить в другой детский дом, – говорит Лидия Адамовна, – Я очень хорошей гимнасткой оказалась, гибкой. Пришлось маме ночью через окно меня красть. И за это время, что мы жили в детском доме, я поняла, как дорога мне моя мама и больше мне не хочется с ней разлучаться.

А Вера Ивановна всё это время так и жила на базе мясокомбината, много работала, пасла по 300 голов скота. А получить образование ей так и не удалось.

Вспоминая прожитое, сёстры рассказывают больше о работе, вся их жизнь заполнена постоянным трудом, заботами. Уже давно нет мамы, Елены Христиановны, умерла в 12 лет младшая сестра Аня.

У каждой из них свой дом, семья, дети, внуки, правнуки. Живут недалеко друг от друга, каждый день видятся, всегда вместе. Год назад Вера Ивановна потеряла мужа, Лидия Адамовна со своим мужем Александром Ивановичем поддерживают её. Многое пришлось пережить этим людям, но они не растеряли доброту, участие. Вспоминают прошлое без зла, иногда даже посмеиваясь. Рассказ сестёр слушал муж Лидии Адамовны, Александр Иванович. Его, уроженца Саратовской области, жизнь тоже не баловала, пережил многое. Лидия Адамовна смеётся – ходили по одной улице, но в разные стороны и всё-таки встретились. А если бы оба не попали в Сибирь, то и не знали бы друг друга. Судьба.

И.Ф. Земнякова,
заведующая ЦНК р.п. Чаны

Источник

Unterstützung in sozialrechtlichen Angelegenheiten

macht Sozialreferent mit langjähriger Erfahrung

Montag - Freitag
von 9:00 bis 15:00
und nach Vereinbarung
Tel.: 0341-333-85-973

mehr...