Здесь моя Родина!

Рейнгольд Данилович Миллер человек с непростой судьбой, как и многие российские немцы, пережившие военные годы. В 1941 году ему было всего четыре года и в столь малом возрасте пришлось пережить все тяготы военного времени. Еще в 1941 году отец Ренгольда Даниловича был взят НКВД и вскоре погиб. Мать с тремя маленькими детьми была выслана из Украины в Кемеровскую область, где семья жила под надзором комендатуры до 1956 года.

Рейнгольд Данилович Миллер человек с непростой судьбой, как и многие российские немцы, пережившие военные годы. В 1941 году ему было всего четыре года и в столь малом возрасте пришлось пережить все тяготы военного времени. Еще в 1941 году отец Ренгольда Даниловича был взят НКВД и вскоре погиб. Мать с тремя маленькими детьми была выслана из Украины в Кемеровскую область, где семья жила под надзором комендатуры до 1956 года.

reingold_millerПрочитал ваш сборник стихов и поэтому первый вопрос таков: как давно вы в поэзии?

Да какой я поэт…(смеется)

Ну если стихи пишете, значит поэт.

Если так, то баловаться начал в школе. С шестого класса. Бросал очень много, потом опять.

Получается с шестого класса и по сей день.

Ну да. Жил я тогда в Кемеровской области, в Промышленновском районе. А родился на Украине в 1937 году, в Запорожской области. (немного задумавшись продолжает) Значит в 1941 году отца забрали НКВД. Дальше… Ну а через месяц нас погрузили и увезли в Кемеровскую область.

С кем увезли?

Я, мать и две сестры.

А в Новосибирск как попали?

О… Так это еще долго рассказывать. (смеется)

Временем я располагаю.

Если подробно то… увезли нас по деревням Кемеровской области. Жили сначала по квартирам, потом распределили по разным углам, хомутаркам… Знаешь, что такое хомутарка? Вот где лошадей распрягают и хомуты вешают на стенах, вот это и называется хомутарка. Все семьи немецкие потом собрали и распределили по хомутаркам. Мне было четыре года, когда я стал врагом народа! – далее в происходит небольшая пауза, после чего мы возвращаемся к разговору. – На чем мы там закончили?

На хомутарках.

(смеется) на хомутарках… Жили мы в этой хомутарке до 1944 года. Пережили голод, холод. А с шести лет я ходил побирался. Куски собирал. Понимаешь? Просил милостыню, от голода люди пухли в то время. В 44-ом мы переехали в другую деревню и нас поселили на хуторе в подвал. Болезни там всякие, врачей то не было, женщины работали. Даже стихотворение есть этим временам посвященное – «Обыск».

Что было дальше?

Вот… (задумчивая пауза)… Ну закончил семь классов в одной деревне…

А потом?

Потом в другой закончил десять классов уже в 21 год. Вот… ну а потом поступил в железнодорожное училище города Белово. После стал работать мастером производственного обучения. Потом в локомотивном депо монтером, слесарем по ремонту электровозов. В 64-ом сменил железную дорогу на энергетику – ушел работать электромонтером на Беловскую ГРЭС. Затем стал старшим электромонтером, а потом начальником смены электроцеха… Вот помню, когда мастером производственного обучения работал… Тридцать девчонок! Их надо обучить, да воспитать…

Расскажите, на ваше творчество в большей мере повлияли военные и послевоенные годы?

Так я об этом и пишу!

А про любовь как же?

Ну… (смеется). Причем тут любовь? Про любовь это другое. В книге моей любовь в разделе «любовь», юмор – в «юморе», а «грусть» это как раз те годы. Понимаешь?

Вы много в жизни повидали. Скажите, пожалуйста, как было тогда и как сейчас на ваш взгляд?

Ясно, что сейчас намного лучше. Тогда война! (начинает читать собственное стихотворение) «Я шестилетний плачу горько, прошел деревню – хлеба нет. В котомке нищей две картошки, в глазах тускнеет часто свет, четвертый день во рту ни крошки, мне шепчут вслед: «живой скелет». Такие времена… Женщины с детьми остались, а их забрали в трудармию. Отца сразу НКВД забрал.

А за что отца забрали?

За то, что немец, конечно.

А что с ним потом было?

В 96-ом году я узнал, что через четыре месяца после этого он погиб. Гибли тысячи тогда… Есть стихотворение про это – «Лагерь смерти». Не торопишься?

Нет, конечно.

Сейчас покажу (и мой собеседник ненадолго удаляется и после зачитывает мне стихотворение «Лагерь смерти»).

Значит, власть тогда была плохая?

(смеется) Причем здесь власть? И власть была плохая. НКВД и русских тоже забирал… Сколько их невинных расстреляно, замучено.

Вот какие были годы военные… А, к примеру, современная молодежь, смогли бы они такое пережить?

Люди меняются… Жизнь заставит… Заставила бы. Ну куда ты денешься? Я с семи лет работал. Разве мне этого хотелось? Все работали. В подвалах, где жили – по весне по колено воды. Женщины приходили с работы и босиком вычерпывали воду, у детей у всех чесотка! Да что тут говорить…

А что вы хотите донести до читателя через свои стихи?

Ну а что… Чтобы знали как было тогда. Да я всю жизнь в самодеятельности участвовал. Грамот куча и за самодеятельность и за работу.

Душа и пела и поет?

Да. И песни пел всякие. Любимая, как сейчас помню «Вдоль по Питерской», сейчас спеть не смогу приболел – бронхит одолевает. Шаляпин пел. Сейчас его записи, наверное, не найдешь…

Ну почему? Есть чудо человечества Интернет.

Да… А вот в 1964 году женился. Жена Зинаида, преподаватель математики. Сейчас вдвоем живем, воспитали двух дочерей. Старшая НГУ закончила, младшая НЭТИ. Три внучки и внук.

А не хотите ли Германию посетить?

Есть у меня стихотворение «Уеду ли я». Часто у меня спрашивают, когда я уеду. А зачем? Здесь моя Родина.

Значит, уехать совсем не хотите?

Нет, конечно (смеется). Да таких много, у меня и родни там полно. Сложно, конечно, было, но помню, когда умер Сталин все плакали. Ну, если все рассказывать, с ума можно сойти. Память, к сожалению, очень хорошая (смеется). Да это не главное, хочу чтобы про меня сказали, что, несмотря на тяжелую жизнь этот человек не унывает!

Беседовал Александр КИРСАНОВ

Источник

 

Unterstützung in sozialrechtlichen Angelegenheiten

macht Sozialreferent mit langjähriger Erfahrung

Montag - Freitag
von 9:00 bis 15:00
und nach Vereinbarung
Tel.: 0341-333-85-973

mehr...