Трагедия Люстдорфа и Гросс-Либенталя

До недавнего времени эта тема была закрыта, но вот появилась возможность пролить свет на факты, имевшие место в жизни немецкого народа, приехавшего в Россию по приглашению Императрицы Екатерины II (1729 – 1796), урождённой немецкой принцессы Софии Фредерики Августы, и на основании её манифеста «О разрешении всем иностранцам, что в Россию прибывают,..

До недавнего времени эта тема была закрыта, но вот появилась возможность пролить свет на факты, имевшие место в жизни немецкого народа, приехавшего в Россию по приглашению Императрицы Екатерины II (1729 – 1796), урождённой немецкой принцессы Софии Фредерики Августы, и на основании её манифеста «О разрешении всем иностранцам, что в Россию прибывают, поселяться в губерниях каких они пожелают и о дарованных им правах». Самый большой отклик на этот манифест был в Германии, так как немцы поверили немке. За очень короткое время немецкие колонии достигли невиданного прогресса и расцвета в сельском хозяйстве, в ремёслах, в промышленности и торговле. Всё это благодаря трудолюбию, аккуратности, бережливости, чёткости выполнения любой работы, предприимчивости. Однако упразднение Закона о колонистах Александром II и русификационная политика Александра III заставили часть немцев в конце XIХ века и в начале ХХ века эмигрировать из России и искать лучшей судьбы в США, Канаде, Мексике, Бразилии...

aalbert_wursterНаступил август 1914 года. И ко всему немецкому в России пришла ненависть. Чуть ли не все немцы были объявлены «немецкими шпионами», нередки были немецкие погромы, названия городов менялись – так, например, немецкизвучащий Санкт-Петербург стал Петроградом, и т.д. Революцию 1917 года, приход к власти большевиков и последовавшие за этим террор и репрессии немецкое население в полной мере ощутило на себе. Отбирались дома, мельницы, скот, инвентарь, зерно, что, естественно, вызывало ответную реакцию. Так, в Одессе в 1919 г. вспыхнуло восстание, которое особо жестоко было подавлено войсками. Немцев насильно загоняли в колхозы, облагали непомерными налогами, изымали урожай. Немцы жили с ярлыками «кулаков», «немецких шпионов». Немецкое население раскулачивали и ссылали в Сибирь и на Дальний Восток. В Люстдорфе и Гросс-Либентале, немецких сёлах в Одесской области, акцию по раскулачиванию ГПУ провело в 1921 году. Это был государственный бандитизм...

Запросив в СБУ (Служба безопасности Украины, преемница КГБ) дела по обвинению моих родственников, я ознакомился с материалами страшной трагедии, о которой рассказать считаю своим гражданским долгом.

В селе Гросс-Либенталь жил брат моего дедушки Густав Ульрихович Вурстер. Он переехал туда из Люстдорфа (между сёлами 12 км) вместе с матерью после смерти своего отца. У него был дом, мельница. В 1920 г. Густава арестовали как участника контрреволюционного восстания, через 58 суток выпустили. А в 1921 г. он был раскулачен. В 1929 г. за него взялись снова – выслали в Восточную Сибирь. Он работал в Мариинске, Томске на сплаве леса, в селе Тисупь на лесоповале. В бумагах моего отца сохранилась скупая запись: «Густав Вурстер – третий сын в семье; во время Первой мировой войны – помощник провизора в аптеке. После февраля 1917 г. уволен со службы как достигший 40-летнего возраста. Супруга – Розалия Матвеевна». К сожалению, о судьбе его жены тёти Розы так ничего и не удалось выяснить. Сколько десятков писем пришлось написать в различные инстанции, на большинство из них не было ответа. Какого труда требуют поиски истины, даже мельчайших её крупиц! Мой отец знал, что такое НКВД и что там творили, поэтому и боялся чем-либо интересоваться, всю жизнь прожил в страхе.

Вот я в приёмной СБУ. На столе передо мной Дело № 22044. Пожелтевшие от времени страницы, доступ к которым ранее был невозможен. Читаю: Гертер, Лауэр, Вурстер, Аммон, Эслингер, Фаузер, Редке, Тропман. Все они немцы, бывшие жители немецкой колонии Гросс-Либенталь, которые были раскулачены. Они держались друг друга со времени сибирской ссылки. Они приехали в Днепропетровск и честно, как подобает немцам, трудились. Пока не настал страшный для них день 4 сентября 1937 года – день их ареста.

Гертер Яков Матвеевич, 1883 года рождения, родился в Гросс-Либентале, работал бухгалтером химтреста, жил в Днепропетровске по ул. Артёмовская, 43, кв. 3.

Лауэр Фридрих Фридрихович, 1884 г.р., родился в немецкой колонии Нойбург Одесской области, жил в Гросс-Либентале, работал на мельнице в Синельниково.

Вурстер Густав Ульрихович, 1884 г.р., родился в Люстдорфе, жил в Гросс-Либентале, с 1934 г. в Днепропетровске по ул. Свердловской, 64, кв. 3, работал учителем немецкого языка в школе.

Эслингер Карл Христофорович, 1899 г.р., родился в Гросс-Либентале, работал на мельнице в Синельниково.

Фаузер Яков Фридрихович, 1880 г.р., родился в немецкой колонии Александргильф. Жил в Гросс-Либентале, Днепропетровске, Баррикадный пер., 15, кв. 3, работал преподавателем ср. школы № 28, читал немецкий язык.

Редке Отто Августович, 1887 г.р., родился в Высокополье Днепропетровской области, жил в Днепропетровске, ул. Литейная, 15.

Тропман Рокус, уроженец Гросс-Либенталя, работал в Синельниково на мельнице бухгалтером.

Все вышеперечисленные лица обвинены как участники контрреволюционно-террористической организации и осуждены судебной тройкой 18 сентября 1937 г. по Ст. 54 – 10, ч. 2 и Ст. 54 – 11 к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор приведён в исполнение в г. Днепропетровске 26 октября 1937 г. Место захоронения неизвестно. Так в Днепропетровске закончился их жизненный путь. Данное дело фабриковали сотрудники НКВД: младший лейтенант Нусимович, лейтенант Березовский, майор Кривец, следователи Турбовский и Юровский, поддерживали обвинение прокуроры Цвик и Собко. Фамилии судей отсутствуют. Подписи неразборчивы. Акцией расстрела руководил начальник 8-го отделения НКВД Зверковский. Все расстрелянные реабилитированы 16 сентября 1963 г. Мотивировка реабилитации – отсутствие состава преступления.

Просматриваю второе дело – Дело № 024053 в двух томах. Группа жителей села Люстдорф Одесской области немецкой национальности обвиняется в том, что по заданию представителя пароходной фирмы «Дойче-Левинт-Лини» в г. Одессе Эриха Ауэрбаха и сотрудника германского консульства Анны Гликманн (которых вообще не было) они создали шпионско-диверсионную повстанческую организацию.

30 августа 1937 г. в Люстдорфе арестованы 35 человек:

 

Фольмер Яков Яковлевич,
Шмидт Фридрих Яковлевич,
Резер Фридрих Эдуардович,
Райхерт Вильгельм Филиппович,
Бекк Эдуард Яковлевич,
Шпис Иван Кондратьевич,
Кемпф Вильгельм Фридрихович,
Геппер Густав Георгиевич,
Геберле Христофор Иванович,
Геберле Иван Христофорович,
Гапперт Иван Георгиевич,
Гассерт Эдуард Антонович,
Курц Антон Готтлибович,
Курц Павел Готтлибович,
Райзер Эдуард Готтлибович,
Вурстер Эдуард Ульрихович,
Отт Эдуард Мартынович,
Отт Вильгельм Георгиевич,

Шпицер Николай Иванович,
Бекк Карл Давидович,
Фельм Теодор Карлович,
Болле Иван Иванович,
Гассерт Генрих Антонович,
Бекк Константин Давидович,
Болле Генрих Иванович,
Шварц Карл Кондратьевич,
Шарпф Готтлиб Фридрихович,
Штрауб Готтлиб Иосифович,
Шарпф Эдуард Фридрихович,
Копп Фридрих Генрихович,
Отт Эдуард Эдуардович,
Кэмпф Александр Александрович,
Гассерт Эдуард Генрихович,
Бейтельшпахер Вильгельм Фридрихович,
Бейтельшпахер Карл Фридрихович.

 

Все 35 человек приговорены по Ст. 54 – 1 и Ст. 54 – 6 на основании Постановления Народного Комиссара внутренних дел СССР и прокурора СССР от 18 октября 1937 г. к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор приведён в исполнение 28 октября 1937 г. в г. Одессе. Место захоронения не известно. Данное дело фабриковалось следующими сотрудниками НКВД: сержантом Шаповаловым, лейтенантом Фридманом, следователем Раппопортом. Подписи прокурора и судей неразборчивы. Руководил акцией расстрела начальник 8-го отделения НКВД Фишман. Все расстрелянные реабилитированы 20 мая 1960 г. по Определению Военного трибунала Одесского военного округа. Мотивировка реабилитации – отсутствие состава преступления.

В руках у меня ещё одна папка с делом по обвинению Теодора Вурстера по Ст. 54 – 10, 1. Основанием для ареста послужил навет, написанный гражданином Докторовичем Михаилом Шаевичем, уроженцем местечка Ново-Павловка. На основании навета помощник оперуполномоченного 4-го отдела УНКВД г. Одессы сержант Абрамович, а также сотрудники НКВД Тягин, Калюжный, Спектор, следователь Свиридов фабриковали данное дело. Санкционировал арест Вурстера и поддерживал обвинение прокурор Бойко.

Несколько слов о Теодоре Вурстере. Родился он в 1897 году. С 1914 по 1918 жил в Германии (вывезен родственниками), учился в музыкальной школе в Берлине. В 1918 во время войны был выслан из Германии как родившийся в России. С 1919 по 1924 служил в Красной Армии, потом работал в колхозе сторожем. Был членом правления общины кирхи Святого Павла, играл в кирхе на органе. Из обвинительного заключения: «Состоял членом правления лютеранской общины, проводил агитацию против передачи церкви в сельский совет, Дому культуры. В посылаемой корреспонденции в Германию он описывал скверную жизнь немцев в 1936 – 1937 гг.». На основании решения Народного Комиссара СССР и прокурора СССР (протокол № 233 от 5 февраля 1938 г.) вынесен приговор – расстрелять. Через 20 лет после того, как Теодор Вурстер был выдворен из Германии, с исторической родины его предков, выстрелом в затылок в застенках Одесского НКВД оборвалась его земная жизнь. Он ушёл в вечность. Приговор приведён в исполнение 22 февраля 1938 г. Акцией расстрела руководил начальник 8-го отделения НКВД Фишман.

Из материалов дела на Теодора Вурстера видно, что он был приведён к уголовной ответственности 4-м отделом НКВД без предъявления обвинения, якобы за систематическое проведение националистической фашистской агитации с целью свержения советской власти. Под воздействием физических истязаний, имевших место и широко применявшихся в НКВД, Теодор свою вину признал. Обвинение основывается на противоречивых показаниях. Очные ставки между обвиняемым и свидетелями не проводились.

Так через много лет возвращаются честные имена невинно расстрелянных, без вины осуждённых, ограбленных, прошедших тюрьмы, лагеря, ссылку, депортацию и все круги ада немецких колонистов. Возвращаются к случайно уцелевшим потомкам.

Рассказ свой хочу закончить на грустной лирической ноте:

И многие вместе со мною
Грустят о Немецкой стране.
Кто знает великое горе,
Тот знает, как горько мне.

 

Unterstützung in sozialrechtlichen Angelegenheiten

macht Sozialreferent mit langjähriger Erfahrung

Montag - Freitag
von 9:00 bis 15:00
und nach Vereinbarung
Tel.: 0341-333-85-973

mehr...