Райнгольд Шульц

В большинстве его рассказов немецкая тема звучит главной стержневой мыслью. Это достоверные житейские и христианские рассказы о судьбах российских немцев – многострадальной судьбе кочующего народа. Их как заложников, как перекати-поле гонит по свету нужда, война и политика двух стран, Германии и России. Где бы они ни приживались, государственная политика вырывала их с корнем.

ОБ АВТОРЕ

Шульц Райнгольд_ отчество и псевдоним Асафович или Папа Шульц. Родился 01.11.1949 г. в столице Коми АССР городе Сыктывкаре, куда вторично были высланы из Карелии, его родители, житомирские немцы-колонисты. Учился в школе, был столяром, фотографом, электриком. Служил в Крыму в филиале центра подготовки космонавтов. Работал в Коми Управлении Гражданской Авиации. Окончил экономический факультет Сыктывкарского государственного университета. Имеет двоих дочерей и внуков.

 Reingold SchulzВ 1990 году с семьёй переехал в ФРГ. Работал директором международной христианской гуманитарной помощи, экспорт кауфманом, шофёром на почте.
В Германии пережил духовную трагедию. Уходил в мужской монастырь „Trifenstein am Main“. Покаялся и крестился 29.10.2006 г. в городе Ветцлар. Пишет стихи, историческую прозу, юмористические рассказы, христианские и житейские истории, репортажи. Член Литературного общества писателей ФРГ "Немцы из России" и Международной ассоциации писателей и публицистов.
В 2001 году в Омском издательстве вышла книга "Избранное". Печатался в Московской газете „Neues Leben“, газетах "Аргументы и Факты" и "Мы в Европе", в немецких тетрадях журнала "Дальний восток", "Работница". В Коми АССР - в газете "Республика" и "Дым отечества". Его печатали в России, в Белоруссии, в Украине, в Канаде, в США, в Австралии, в Греции, в Финляндии, а также во многих русскоязычных газетах Германии: "Контакт", "Земляки", "Родина", "Дипломатический курьер", "Районка", "Панорама", "Переселенец", "Забытый алтарь", в журнале "Литературный европеец", "Консультант", в журнале для женщин "Сестра", в юмористическом журнале "Самовар".
Он неоднократный победитель различных литературных конкурсов. Его рассказы включены в "Литературный альманах" 2002, 2003, 2004, 2005, на русском языке, и в „Literaturblatter deutscher Autoren aus Russland“ 2002, 2003, 2004, 2005, 2006 на немецком языке.
В 2005 году, в Виcбадене, вышла книжка "Смеходром". В 2006 году книга "Перелётные птицы". Готовятся к изданию новые книги.
Его "Шульц-фильм" неоднократно показывали в Германии по телевидению. На радиостанции "Немецкая волна", радио "Берлин-Бранденбург" был создан юмористический радио клуб "В гостях у папы Шульца". Он постоянный участник Вуппертальского фестиваля авторской песни.
Райнгольд - активный участник литературных вечеров в Гиссене, Ветцларе, Кёльне, Бонне, Вюрцбурге, Берлине, Барселоне, Гааге. Его знают и любят в Германии.
В настоящее время проживает в Гиссене.

Papa Schulz

Это псевдоним писателя Райнгольда Шульца.
В большинстве его рассказов немецкая тема звучит главной стержневой мыслью. Это достоверные житейские и христианские рассказы о судьбах российских немцев – многострадальной судьбе кочующего народа. Их как заложников, как перекати-поле гонит по свету нужда, война и политика двух стран, Германии и России. Где бы они ни приживались, государственная политика вырывала их с корнем. О жизни немецких колонистов в России написано не много книг, это белые пятна в истории. Европа, девятнадцатый век, немецкий кризис в Германии, вынужденная эмиграция на восток, колонизация, каторжный труд, экономический колониальный рассвет, первая мирорвая война, первая царская высылка, революция в России , возвращение из ссылки, восстановление разрушенного хозяйства. НЭП, раскулачивание, вторая ссылка, вторая мировая война, эвакуация. Спецпоселение, трудармия, ГУЛАГ, комендатура, дискриминация, возрождение, решение немецкого вопроса в СССР.
Реэмиграция в Германию, эмиграция на исторической родине, взлёты и падения в новой жизни.

Об этом правдиво, неназойливо, с большой долей самоиронии и неповторимым юмором повествует самобытный, несомненно обласканный покровителем художников слова, писатель.
В своих рассказах он объясняется в любви ко всему живому. И в этом его прекрасное предназначение. Для людей с израненной душой, потерявших веру в добро, писатель, как умный и терпеливый наставник, вместе с отчаявшимся читателем снова находит Бога. Из дикой пустыни неверия и недоверия этот кудесник слова «выводит нас в царствие Божье, как Моисей», - восторгаются его благодарные читатели.
Любовью проникнуто его отношение к России, которую он не отождествляет с временщиками, так долго испытывавшими славный народ этой страны. И любовь эта проистекает из его отношения к природе, к Богу. Сведущие читатели утверждают, что никто из переселенцев из России пока ещё не смог о ней лучше написать.

Стук в окно

Самый худший вид рабства - быть рабом страха

Рейсовый автобус "ПАЗИК" отходил от кокчетавского автовокзала рано утром, почти что ночью. Пассажиров набралось изрядно, все с сумками, торбами, баулами. За окном февраль, холод, темень, степной ветер ведёт себя, как вор в законе. Воет, ноет, свистит и, как отару белых овец, безжалостно гонит по бескрайним просторам снежную позёмку. Иногда, обнаглев, пытается сдуть с дороги автобус, шофёр крутит баранку и ругает ветер. Небо - промёрзшее, бездонное, с застывшими ледышками блестящих звёзд. Автобус трясёт, подкидывает, и он вместе с позёмкой катится по земному шару в направлении забытого Богом маленького села с красивым названием Вишнёвка.
Отец не дожил до этого радостного события. Отыскался его старший брат Бернхард. Всплыл в этих местах, после того как 25 лет без права переписки отсидел в Магаданском крае за то, что с соседями-колонистами читал на родном немецком подкинутый кем-то журнал из Германии. Диктатура пролетариата в предвоенные грозовые стучала по ночам в окна людей. Раскулачивала, высылала, расстреливала. Ломались судьбы, обрывались жизни. Хозяином в стране был жуткий страх.
Немецкую колонию Солодари разорили в кратчайший срок. Мужчин увезли в тюрьму. Женщин и детей выслали на север, строить Беломорканал. Богатое немецкое село заняли бедняки-соседи - белорусы, поляки, русские, украинцы. Дома у врагов народа были завидные, добротные, уютные и достались им задарма.
Младший брат Бернхарда попал на северный лесоповал, где пережил войну, женился и имел детей. Но и его уже нет на белом свете, а старший сын вернулся из Советской армии и работал в аэропорту. Сменил военный мундир на форму гражданской авиации. Блестящии пуговицы в два ряда, погоны и кокарда с пропеллером на шапке. Время-то какое - коммунизм на носу, люди на Луну высадились! Авиация в расцвете сил бесстрашно осваивает космос. Безумству храбрых поём мы песню! Молодёжь - что бабочки: летят на свет и в огне сгорают.
Мать почему-то всего боится и постоянно всего остерегает. То, что существует фде-то брат отца, она рассказала, озираясь, как будто это была государственная тайна. Но где его искать, было загадкой. Раскидали немцев по России, как песок в гололедицу, - и вдруг письмо. Нашёлся! Немедленно оформили отпуск и вдвоём с коллегой по работе, тоже немцем, поехали знакомиться, брататься.
В заснеженном и продуваемом насквозь ветрами заброшенном целинном селе автобус остановился ранним утром, когда в домах только начали загораться первые лампочки местных "жаворонков". Выйдя из тепла в промерзшую тьму, гости пошли на огонёк и постучались в первую попавшуюся дверь. Извинившись, спросили у сонной молодой хозяйки, где живёт "Магаданец". Заспанная хозяйка, не скрывая любопытства, объяснила дорогу с резавшим ухо сильным немецко-польско-украинским акцентом.
Дядина землянка возвышалась среди соседских домов в виде наметённого ветром снежного валуна или ледяной горки с входом-выходом вроде норы. Племянник громко постучал в окно. За окном что-то быстро и испуганно шлёпнулось. Шторка на окне шевельнулась. За стеклом на мгновение появились два испуганных глаза и - тишина. Племянник постучал ещё раз, ещё и ещё! Никакой реакции. Внутри будто все вымерло. Двое парней у окна стали замерзать и возмущаться меж собой. Проехали полсвета, а в дом не пускают. Холодно-то как, и ветер здешний задира, просто бандюга какой-то. Стали стучать дальше, настойчивей и громче.
Наконец послышались крадущиеся, шаркающие шаги, и за дверью спросили с сильным немецким акцентом:
- Что надо?
- Мы к вам в гости! К дяде Бернхарду! Я племянник! Сын его младшего брата!
Щелкнула щеколда. Дверь приоткрылась. Пожилая женщина с накинутой на плечи латаной фуфайкой внимательно и строго оглядела пришельцев.
- Как зовут твоего отца? - грозно спросила она.
- Асаф! - ответил племянник.
- Где он родился?
- Под Житомиром! Вот письмо от вас!
Женщина недоверчиво посторонилась, пропуская гостей вовнутрь. Заснеженные и замёрзшие, "дедморозы" засеменили в тепло. Низкое, маленькое помещение вмещало в себя две кровати, стол, шкаф, две табуретки, на стене вбитые гвозди - вешалка. В "предбаннике" подобие кухни.
- А дядя Бернхард где? - увидев пустые кровати, спросил племянник.
- Он спрятался! Испугались мы сильно! Опять ночью этот стук в окно. А за окном люди в форме с погонами. Почему на тебе погоны?
- Это форма лётчиская. Мы работаем в аэропорту.
- Разве такое возможно?
- Как видите!
- Что, и в армии служил? - не веря ушам, спросила тётушка.
- Служил!
- Разве немцев в армию берут? - продолжала она допрос.
- Теперь берут, но продвинуться по службе трудно.
- Почему отец не приехал?
- Он умер, когда мне было 14. А мне так хочется расспросить про наше прошлое. Где дядя?
- Бернхард! Вылезай! - приказала тётушка.
Из-под кровати на четвереньках в нижнем белье выполз маленький, щупленький, засушенный человечек с нескрываемым страхом в недоверчивых глазах. Его мелко бил озноб, не от холода - от страха. Удостоверившись в абсолютной безопасности и поверив, что это не за ним пришли, а к НЕМУ, перевернулся в поведении, стал обниматься, радоваться и плакал, как ребёнок.
- Вы уж простите! Мы тут все в степи попрятались, ничего не знаем и знать не хотим. Покоя ищем, - говорила тётя Маруся, растапливая печь. - Испугались мы очень. Этот стук в окно... Думали, опять за нами пришли. Страх сразу отбирает душу. Не дай Бог такое пережить. Напугали нас, немцев, до смерти, а после смерти, наверное, страха нет. Раздевайтесь! Сейчас позавтракаем, потом поможете кабанчика заколоть. Наконец-то, вы нашлись! Боже, Боже!!!
Кто бы мог подумать!!!

Райнгольд Шульц

Owp № 05 (155)
1 мая 2010

Unterstützung in sozialrechtlichen Angelegenheiten

macht Sozialreferent mit langjähriger Erfahrung

Montag - Freitag
von 9:00 bis 15:00
und nach Vereinbarung
Tel.: 0341-333-85-973

mehr...